19:20 

Агент Мальбург
Stand strong with clenched fists!
Может показаться, что я только и делаю, что в игры играю. На самом деле это не так - я довольно много работаю, учусь, учу языки, общаюсь с людьми, смотрю кино и читаю книги, но мне про это лень писать, а значит зачем.
Итак, съездил на второй прогон "Ненависти" по Барраяру, делали Гэлли и Юхи. Играл мальчика-воспитанного-волками, игра вышла отличная. Надеюсь, об меня тоже поиграли хорошо. Пишу из горящего танка, то бишь из поезда Санкт-Петербург - Москва.


Когда Акио рядом, Энди спокоен. Что бы ни происходило - Акио знает, что делать. Как цетагандиец третьего сословия, Энди не видит ничего унизительного в том, чтобы принимать от гем-лорда защиту и покровительство. Иногда он жалеет, что не может назвать Акио отцом, но это все - дикие гены. Настоящий цетагандиец даже думать бы об этом не стал.

Генерал Сато, невозмутимый и насмешливый, проводит брифинг, рассказывает об инциденте в лаборатории, об угнанном грузовике со взрывчаткой, об угрозе оползня, который может разрушить их базу, и о том, что в катакомбах нет связи, а есть только террористы, которые могут чувствовать пространство и противника в кромешной темноте, но в первый раз Энди становится тревожно, когда между камнями завала пробирается леди Санджана гем Сунити - она ныряет в черный проход в своем красивом платье, убрав назад длинные светлые волосы, вручив Акио свой веер. Камни не спешат расступаться, не оборачиваются мраморными колоннами, и с этим даже Акио ничего не может поделать.

На той стороне завала оказывается, что леди цела и невредима, чего не скажешь о лейтенанте Сато - единственный взрывотехник, кажется, подвернул ногу. Майор Кайи перевязывает его почти наощупь, и тот, не дав себе передышки, снова идет вперед, во тьму, где включить фонарь уже нельзя - датчики сигналят о высокой концентрации газа. Следом идет майор Райдэн, и, видимо, расчищает проход, потому что Энди, который идет прямо за ним, проходит совсем свободно.

Они осторожно ступают по растрескавшемуся полу, пока не добираются до пещеры, заросшей сталактитами и сталагмитами. В свете фонарей наросты отбрасывают беспорядочные тени и отблески. Хрупкие и причудливые, они выглядят угрожающе - не оступись, не задень, не толкни. Каждый раз, когда кто-то из отряда исчезает в этом диковинном лесу, рано или поздно откуда-то издалека доносится грохот, стон или тихий крик. Акио посылает Энди вперед себя, отдав ему веер леди Санджаны.

Выбравшись, он едва не теряет сознание от боли в груди - уж не ребро ли сломал, оступившись, когда нагнулся за выпавшим веером? Майор Кайи тут же оказывается рядом, склоняется над его грудной клеткой, колдует с инструментами, а фонарь над ним держит леди Шьямала - ей Энди отдает веер, а потом робко ищет пальцами ее ладонь, и она, взяв его за руку, говорит что-то ласковое.
Иногда Энди жалеет, что не может назвать ее матерью. Но его мать погибла, как мог погибнуть он сам - и все по вине тех, кто предпочитает жить и умирать в грязи, лишь бы ни на секунду не склонить голову, чтобы прислушаться к мудрому совету.

Следующая пещера кажется просторной и надежной, но лейтенант Сато, Каратель и Энди обходят ее, держась ближе к стене, и останавливаются у прохода, из которого падают слабые лучи света. Каратель высовывается в проход и стреляет. Еще и еще. Оттуда стреляют тоже. Лейтенант Сато присоединяется к Карателю, а Энди держит парализатор, подаренный ему Акио - новенький, мощный, не сделавший пока ни единого выстрела, - и понимает, что сейчас умрет от страха. Когда подходит Акио, Энди старается успокоиться, но не присутствие полковника его успокаивает. Просто даже цетагандийцу третьего сословия стыдно быть таким жалким.
- Барраярские крысы, - кричит Каратель и смеется, - вы только и можете, что за углом прятаться!
Энди как раз стоит за углом, но c этой стороны, и задыхается от обиды. "Ты цетагандиец! Он просто так говорит, чтобы их спровоцировать, не слушай..."

Один раз он попадает под луч парализатора - его оттаскивают в сторону, дают отлежаться. Придя в себя и освободив желудок от остатков завтрака, он возвращается на позицию. На той стороне он ясно видит врача с налобным фонариком, который, пренебрегая опасностью, склонился над раненым. Энди целится и стреляет во врача. Вновь целится и стреляет. Ему кажется возмутительным, что раненому террористу могут помочь, вернуть его в строй. Рядом Акио раздает приказания.
Решают блефовать: якобы на этой стороне есть барраярский пленный. Пленного изображает лейтенант Десаи - жалобно просит пощады, потом кричит. Энди морщится - не похоже. Он мог бы лучше. Он еще помнит барраярский русский... На той стороне неожиданно отвечают тем же - и кто-то зовет: "Брат, брат, не стреляй!" Майор Райдэн вскидывается: "Стойте!"

На свет, прямо напротив прохода, человек в зеленой пятнистой униформе выводит другого, в черном, прижимая нож к его горлу. "Надо их парализовать. Надо парализовать их всех!" - шепчет Энди, обращаясь к Акио. Человек в зеленом отволакивает заложника куда-то в сторону. Акио совещается с офицерами.
Каратель спрашивает, есть ли у кого-нибудь нож, и Энди отдает ему свой. Он не замечает, как Каратель проскальзывает в пещеру, но когда они входят туда вместе с майором Райдэном и лейтенантом Сато, парализовывать уже некого. Под барраярцами, распластавшимися на полу, расплываются лужи крови. Энди приседает над кем-то, растерянно проверяет пульс и тут же отдергивает руку.

В отдалении, скорчившись, лежит врач, в которого он стрелял. Уловив краем уха приказ "Обыскать", Энди ощупывает его карманы. У врача нет даже запасных батарей для парализатора - только налобный фонарик. Энди выключает его и берет с собой.

Майор Кайи, лейтенант Десаи и леди Шьямала обходят раненых и вкалывают всем заживляющий препарат. Офицеры сортируют пленных, сразу уводят кого-то на допрос. Генерал Сато велит Энди связать одного из барраярцев, черноволосого юношу с решительным лицом, и вести в соседнюю пещеру, на очную ставку с человеком в зеленой униформе, которого кто-то называет "Кот". Энди во все глаза смотрит на лидера террористов. Наконец-то его поймали.

Он возвращается к остальным пленным.
- Энди, подойди, - слышит он голос леди Санджаны. - Посмотри.
Он узнает это лицо, но лишь лицо. Перед ним - копия лейтенанта Сато, только этот гем Сато весь в пыли и грязи, в партизанских лохмотьях, и смотрит насмешливо и дерзко.
- Это брат лейтенанта Сато, - подтверждает леди догадку Энди. - Зачем гем-лорд по происхождению обменял свое положение на... это? - она обводит веером пещеру.
В ответ на каждую дерзость леди Санджана ударяет гем Сато веером, и это выглядит отнюдь не игриво - резкие, хлесткие, обидные удары.
- Я бы дорого заплатил за то, чтобы поменяться с вами, гем Сато, - говорит Энди, глядя на него с враждебностью.
- Я хочу, чтобы ты узнал, зачем он здесь, - вкрадчиво говорит леди. - Любыми способами. Он должен все тебе рассказать. То, что останется, мы можем забрать потом.
"Я не умею пытать людей", - хочет возразить Энди, но не смеет. И уводит гем Сато, подталкивая в спину ладонью. "Я просто спрошу", - думает он, - "я расскажу, кто я, и спрошу, зачем он это сделал, потому что я правда хочу знать". Спросить он не успевает - его перехватывает генерал Сато и, расплывшись в недоброй улыбке, забирает у него пленника. Некоторое время Энди ходит за ними, потом возвращается обратно и помогает обыскивать барраярцев по второму кругу. Каждому он всматривается в лицо, пытаясь найти в нем ответ на самый важный, большой и непонятный вопрос - "зачем?" Иногда он спрашивает вслух, но вместо ответа всегда слышит отборные ругательства на барраярском русском.

Он старается не причинять им боли. Прикрывает пальцами фонарик, чтобы не светить в глаза. Но заметив, как один из террористов переворачивается и приподнимается, чтобы броситься на леди Санджану, он хватает его, с силой швыряет на каменный пол, бьет в лицо кулаком, не сдерживая силу; парень шипит что-то грязное про леди, и Энди бьет еще и еще. Леди смотрит свысока; взглянув на нее, Энди встает и зачем-то извиняется.
- Энди... - Она подходит ближе, дотрагивается до его униформы, вглядывается в его лицо. Он опускает глаза. - Иди за мной.

Они стоят в проходе. У противоположной стены Акио продолжает допрос. У ног Кота сидит барраярская женщина. Рядом стоят Каратель и майор Райдэн.
- Вот у кого мы тебя забрали. Вот кем ты мог бы стать, если бы не полковник гем Нодару.
- Это Кот? - глупо спрашивает Энди.
- Да, это Кот.
- Кот - мой биологический отец?
- Да.
Леди Санджана говорит еще что-то, но Энди уже не слышит. Он медленно подходит, останавливается за левым плечом Акио и вновь вглядывается в упрямое, покрытое шрамами лицо Кота. Ему никак не удается поймать его взгляд - впрочем, он вообще держится в тени, и поэтому никто не видит, как он зажимает себе рот рукой и кусает пальцы.
- Мы к этому еще вернемся, - говорит Акио, поднимаясь. - Энди, оружие. - Он кивает в угол, где лежат два парализатора, и уходит. Майор Райдэн уводит женщину, а Каратель поднимает Кота. Энди тут же оказывается рядом и помогает оттащить террориста в отдельный закуток пещеры, куда почти не достигает свет. А потом Каратель оставляет их.
- Так вы - Кот? - тихо спрашивает Энди, помолчав немного.
- Ну я.
- А та женщина... это ваша жена?
Кот устало смеется.
- Тебе какое дело?
- У вас есть дети? - отчаянно, с жаром шепчет Энди.
- Нет! Тебе что с того?
Энди подавленно замолкает.
- Были, - с горечью говорит Кот.
- Сколько у вас было детей?
- Да какая тебе разница? Ну, двое.
- Мальчик и девочка?
- Да, - помедлив, отвечает Кот. - Девочка погибла, и жена тоже.
- А мальчик?
- Не нашли. Я своими руками их похоронил...
Энди надеется, что в темноте не видно его лица, и тихо шмыгает носом, но Кот слышит.
- Эй, парень, ты чего? Эй, ну... Ну хватит, чего ты. Рассопливился, как девчонка. Хватит, слышишь? - в его голосе слышится неуклюжая, неуместная забота, и от этого еще больнее.
- Правда, что барраярцы добивают? - вдруг спрашивает Энди.
- Правда.
- В каких случаях барраярцы добивают?
- Если ранен. Или чтоб в плен не попал.
- Вы бы хотели, чтобы вас добили?
Даже в темноте видно, как у Кота загораются глаза.
- Да. А ты что, хочешь добить меня? Ты можешь? Правда?.. - ликующий шепот Кота кажется громким, как крик.
- Тише, прошу вас! Тише.
Энди пытается вспомнить, куда дел нож. Почему-то ему хочется сделать это ножом, как будто рука-рукоять-лезвие-сердце было последней связью, которую он имел право ощутить. Последний раз нож был у Карателя - Энди может не успеть его найти. Он берет парализатор и переводит его в боевой режим.
- Сделай это, парень! - не унимается Кот. - Ну же, давай! Добей меня!
- Хорошо, отец, - говорит Энди и стреляет ему в грудь. И ловит его последний взгляд - удивленный, теплый и благодарный.

Потом он закрывает Коту глаза. Находит в его кармане батарею и забирает себе на память. Заглядывает туда, где майор Райдэн допрашивает женщину. Ее, кажется, не пытают, и Энди вздыхает с облегчением. Там его и находит Каратель.
- Ты убил Кота?
- Да.
- Зачем? Полковник приказал?
- Нет.
- Так зачем ты его убил? Зачем ты его убил? Зачем ты его убил? А? Зачем ты его убил? Зачем ты его убил?
Энди стоит перед ним, отвернувшись и зажмурившись, ожидая удара. Поднять взгляд на Карателя почему-то страшнее, чем на леди Санджану. В голове пульсирует одна мысль: "Я не буду просить прощения за это".
Мимо проходит Акио.
- Энди, бери Кота, идите разбирать завал.
- Полковник, он его убил! - кричит взбешенный Каратель.
- Зачем?
Энди молчит.
- Иди разбирать завал.

У завала потихоньку собирают пленных. Те сквернословят, издеваются над цетагандийцами, смеются над Энди. "Я убил Кота", - думает он. - "Я все сделал правильно! Если бы вы только знали..." Энди улыбается и молчит. Рядом стоит лейтенант Сато и его брат.
- Ну а ты что думаешь, сладенький, - вдруг обращается к нему брат Сато, - что ты думаешь об аут-леди?
- Я не буду обсуждать с вами аут-леди, - сурово отрезает Энди.

Завал занимает уйму времени, однако когда приходит леди Санджана, она уже может пройти, не склоняясь, вместо того, чтобы ползти между камней. Энди, прислонившись к стене, следит за барраярцами, уже безжалостно ослепляя их светом фонаря, пресекая попытки развязывать друг другу руки, становясь свидетелем самых интимных клятв и признаний. Леди Санджана подходит к нему.
- Итак, что сказал пленный, которого ты допрашивал?
- Я никого не допрашивал, леди, - отвечает Энди, и острый край веера приподнимает его подбородок.
- Неповиновение? Почему ты его не допросил?
- Его увел генерал Сато...
- Его увел генерал Сато. Что ж, ладно. А Кота ты зачем убил?
Глаза леди - синий лед. Энди иногда решается взглянуть ей в глаза.
- Он так хотел.
- И что же, мы будем делать все, что захотят пленные?
- Но он мой отец. Он сказал, что барраярцы добивают.
- Но ты не барраярец!
Энди закрывает глаза, когда веер упирается между ключицами.
- Он попросил...
- Какая разница?
- Он мой отец! - громко говорит Энди, голос дрожит от напряжения.
- Полковник гем Нодару дал тебе все, он спас тебя, он сделал из тебя человека...
- Я думал, он поймет...
- ...а ты - ты ударишь его в спину?
- Нет!
- Значит, просто будешь помогать барраярцам?
- Других барраярских отцов у меня нет. Больше не для кого это делать.
Леди Санджана убирает веер и отходит.
Энди выпрямляется - он едва не сполз по стене, прямо на глазах у пленников, - и снова берет парализатор наизготовку.
И стреляет, не задумываясь, в барраярца, который кидается на леди со спины. Он не промахивается, оружие не дает осечку. Барраярец падает. К Энди подходит Каратель, выхватывает у него паралазитор, хищно ухмыляется и бьет ножом, режет - быстрое движение, имеющее, однако, длительность. "Это за Кота", - думает Энди, он не сопротивляется, оседая на пол. Каратель бьет еще и еще, пока Энди не распластывается на полу в луже крови, совсем как те, в пещере. Он уже почти не чувствует, как ему делают укол заживляющего.

Когда ему удается вновь открыть глаза, он обнаруживает, что связан. "За Кота..." В зоне видимости сидит Акио. Слышится голос леди Шьямалы:
- Что случилось?
- Он стрелял в аут-леди, - говорит Каратель. У Энди перехватывает дыхание.
- Нет, - хрипит он, не отрывая взгляда от Акио, - нет, нет, нет... Я стрелял в этого... Он напал... - он кивает головой на лежащего пленника. Тот тоже приподнимает голову.
- Так ты барраярец?
- Нет, - безнадежно всхлипывает Энди, уткнувшись лбом в пол.
- Ох и дурак ты, парень. Ну дурак...
Подходит лейтенант Десаи. Снова укол. На душе впервые за этот день длиною в вечность становится спокойно и светло.
Над ним стоит Акио.
- Энди, ты стрелял в аут-леди?
- Нет! - уверенно говорит он и счастливо признается: - Я люблю аут-леди.
- Это правда, - говорит кто-то. - Это фаст-пента.
И ему помогают подняться.

@темы: творчество, игры

URL
Комментарии
2017-10-23 в 10:21 

firnwen
Жаба-дурак. Третья еда в пятом ряду. Чиста, наивна и трепетна, как новобранец.
Жаль, что я не успел сказать тебе больше. Твой подстреленный барраярец.
Но спасибо за Кота.

2017-10-23 в 11:58 

Агент Мальбург
Stand strong with clenched fists!
firnwen, оно и к лучшему - иначе пришлось бы думать, кого я предаю и кого еще должен предать, а это тяжело.
С Котом все получилось просто и правильно. Единственно верный выход, которым еще и удалось воспользоваться)

URL
2017-10-25 в 21:19 

Mark Cain
вера в то, что где-то есть твой корабль(с)
Спасибо за игру. увы, Док не мог ничего сказать, кроме "нах@йпошёл", тому, кто теребил его за простреленное плечо)) и всё-таки - откуда Энди знал его имя?..

2017-10-25 в 21:38 

Агент Мальбург
Stand strong with clenched fists!
Mark Cain, ничего, все аутентично же!
С именем слажал, признаю :( Если у дока был игровой комм - то, наверное, мог посмотреть в комме...

URL
2017-10-25 в 21:49 

Mark Cain
вера в то, что где-то есть твой корабль(с)
У Дока как у беглого ничего не было, кроме одежды. а по имени его мог знать только Доно. так что разве что от него услышал - вполне обоснованный вариант)

2017-10-25 в 22:47 

Агент Мальбург
Stand strong with clenched fists!
Mark Cain, ну это так... натянуть сову на глобус. Если по-честному - то лажанул)

URL
     

Записки о работе в поле

главная