Агент Мальбург
Stand strong with clenched fists!
...а потом берешь, достаешь язык из задницы и дружелюбно спрашиваешь у этого мужика, почему он обращается к тебе на "ты". И он снова переходит на "вы".
Но Гейсберта или Звонаря сыграть все равно надо.
---
Читаю "Разгром" Золя, попутно просматриваю вики на тему франко-прусской войны. Никогда не интересовался, а тут вот оно как. Уже скоро дочитаю и отпишусь подробнее.

upd: дочитал. Отлично, как всегда. И, видит бог, это первый писатель, который сумел действительно доходчиво показать, что война - штука унылая, мерзкая и ненужная. Куда там Ремарку (я очень не люблю Ремарка).
В центре повествования - три судьбы. Жан, знакомый нам по "Земле", в чине капрала 106-ого полка французской армии. Морис - интеллигент не в лучшем смысле слова, нервный, эмоциональный, уязвимый, с полной головой умных мыслей, что для солдата абсолютно противопоказано. И сестра Мориса - Генриетта, почти полная его противоположность в плане выносливости, силы духа и воли.
Едва ли не половина книги - описание битвы под Седаном, ее причин и последствий, причем не столько в историческом смысле, сколько в бытовом. Как солдаты шли занимать позиции, как город готовился к осаде. Потом сама битва - абсолютно провальная тактика и стратегия, преступная некомпетентность командования, меньшая численность войск, не самое лучшее вооружение; и поражение, о котором ты знаешь, не можешь не знать, но вместе с героями в каждую секунду ждешь перелома хода событий, какого-то чуда... И потом - захваченный город, захваченные деревни. Тихая партизанщина местных жителей, тихое негодование женщин, тихое смирение мужчин.
Потом очень сильное, вызывающее горькое сочувствие описание событий в Париже. Там уже символ на символе, как любит Золя, и что самое приятное - все эти символические сцены очень легко представить в качестве реальных событий. Еще одно доказательство, пусть и косвенное, что весь мир наполнен символами и знаками, и это почему-то дарит какую-то мистическую радость.
Конечно же, это история про славную дружбу, которая выше всего остального. Выше воинского долга, выше собственной болезненной гордости или осторожности, выше верности чему-либо еще. Двое друзей связаны сильнее, чем человек может быть связан с чем бы то ни было - вот что говорит Золя.
«Он уже рванулся прочь, но его удержали узы, которые были сильнее страха смерти. Нет! Нельзя! Как же покинуть Жана? Нет, сердце изошло бы кровью; чувство братской любви, возникшее между ним и этим крестьянином, проникло до самых глубин его существа, до самых корней жизни. Может быть, это чувство восходило к первым дням мироздания; казалось, во вселенной только два человека и ни один не может отречься от другого, не отрекаясь от самого себя.»
Концовка не такая счастливая, как хотелось бы, но тоже вполне логичная. А Золя, помимо всего прочего, умеет самую мрачную, жестокую и страшную историю вывести к торжеству жизни, вечной, возобновляющейся, пока существует планета. Вообще саундтреком к Золя у меня в голове всегда звучит Бетховен. Они действительно в чем-то очень близки.

@темы: книги, повседневность, цитаты