Агент Мальбург
Stand strong with clenched fists!
Запись n+8, или Имперское лобби, идеальный ИскИн, самый хрупкий ключ, вновь найденные и вновь оставленные.
Потихонечку задвигались. И зарефлексировали.

Сижу на совещании. Не хотел идти, но Лан Мей специально со мной связался. Ну вот и что? Сидим, тупим в голограммы, что-то изредка говорим вразнобой. Все же уже рассказали, что могли. Кэп, думай сам, у меня клапаны не доделаны! Толку тут от меня?

Закончилось, между прочим, согласием - пока Эри завершает ремонт, мы исследуем сферу, свои мозговые волны возле нее и сны, ежели повезет, а потом валим на////// с этой планеты. В первой партии выдвигаемся мы с Рене, Арти и Ворона. Вороне я отдал рацию, он угукнул, а потом пристал ко мне в ангаре, когда я готовил ховербайк, с просьбой дать пистолет. Пистолет я ему, конечно, не дал, дал парализатор, но как-то приятно, что мы снова нормально говорим. Вспоминается тот напуганный парнишка в машинном отделении шаттла, за которого я был готов поручиться. Но потом вспоминается Герберт.
Кто-то под конец совещания задал хороший вопрос - есть ли у нас какие-то протоколы на случай опасности? Лан Мей сперва почему-то высказался, что, мол, все равно мы такие недисциплинированные, что по протоколу действовать не будем, но я ему сказал, что ты протокол-то дай - тогда и будем. В общем, устно нам было сказано местных не обижать, баронских и прочих обездвиживать по возможности, а на крайний случай - "ваши жизни ценнее жизней людей Барона" - вот так выразился Лан Мей. Я не стал мелочиться, взял штурмовую винтовку. Мать честная, как же я хочу стрелять в них. Почему? Потому что сейчас это единственные знакомые мне враги.
Короче, собрал нормальный ящик, заправил ховер. Поведу я, со мной Рене и Арти, а Ворона полетит на этой жуткой мыши. Удачи ему. Ждем медаппаратуры и выдвигаемся. (Странно, но меня почти не напрягает идея обвешаться датчиками и лечь спать, зная, что за моим мозгом будут наблюдать. Для Лан Мея мы - люди, а не человеческие ресурсы. Он молодец.)

////////////! Мы видели Третьяковского! Он появился возле сферы в тот момент, когда Ворона опять упал в обморок. Он отвечал нам и удивлялся, что мы ничего не помним. Мы сразу завалили его вопросами, но чтобы выстроить полную картину, не хватило времени. В общем эфире народ с корабля тормошил нас, мол, что там у вас происходит, чего это вы - "Третьяковский, Третьяковский". Мы поняли, что они его не видят и не слышат. Я попросил у него разрешения дотронуться до его руки и чуть не взвыл от разочарования - голограмма! Да был у меня курс и общей физики, и квантовой, и оптики, и знаю я, что люди из ниоткуда не берутся, и что голограммы нынче реалистичнее некуда, но... но! А потом он исчез. Ребята докладывают на корабль, Рене приводит Ворону в чувство, а я разворачиваю аппаратуру. Датчики мы нацепили еще снаружи, Уоллес сейчас анализирует показания.

Все, ситуация стабилизировалась. Все легли спать. А со сферой все просто. Нет, просто - это неподходящее слово. Имею в виду, что все лежит на поверхности, а не закопано в ее недрах. Это не обычная Т-сфера. Это ИскИн.

Проснулись. Арти снилось, как Третьяковский забирает его с Вороной из медцентра. Вороне - как он сам сбегает из медцентра. Рене - какие-то координаты. Тайно надеюсь, что мой сон будет полезен.
Сфера кайфовая, я прям не могу. Я ее просканировал со всех сторон и твердо верю, что когда-нибудь соберу такую же. Не боги же ее собирали! Там два допмодуля - один для вещания в радиусе около пяти километров, второй - неведомая зверушка из Консулата. Как бы я хотел скопировать его. Вообще, блин, я память потерял, конечно, но не припомню таких чудес в Альянсе, например. Вергилий, этот модуль, гипноаппарат на "Тени" - Консулат реально рулит.
На самом деле я уже прогнал все тесты, которые мог, и сейчас чисто на всякий случай пишу фон, а по факту - вообще ничего не делаю. Рене с Арти поехали обратно на "Тень" за следующей партией сновидцев. Ворона периодически замогильным голосом говорит: "Джииин, ты хочешь спааать". В эфире на него ругались и велели мне не спать, но я и так не лег бы до прибытия товарищей, а шум мешает (делать ничего), так что отключился от общего канала нафиг. Хорошо. Вот просто - хорошо. Кислорода много, тихо и как-то ласково. Я, в своем спецкостюме для высадки, с винтовкой, с аппаратами, сижу, прислонившись к стене, и представляю себя усталым солдатом, вернувшимся домой... к матери, или к жене, или к сестрам. К чему-то очень чистому, теплому и нежному. Это не влияние сферы. Вряд ли. Это все природа.
Спать хочется страшно, так что периодически хожу по башне, вникаю в показания приборов и пишу вот это вот все. Листаю свой дневник. Эк меня кидает из стороны в сторону. Интересно, это у всех так? Если я скажу об этом Лан Мею - не скажет ли он мне пить какое-нибудь успокоительное? Блин, не хотелось бы. Никто не пьет успокоительное. Или пьют? С другой стороны, ну штормит меня - кому какое дело? Я еще ни разу из-за этого не выбывал из строя. Даже не напивался толком. Так что Лан Мею говорить ничего не надо, все нормально.
Что говорил Третьяковский? Он забрал нас из Академии на пятом курсе. Да. Он помнит нас в возрасте двадцати четырех лет. Черт. Последнее, что он помнит про себя - как он вступил здесь, на Эпсилоне, в перестрелку с людьми Барона. Фигасе. Он умер здесь? ИскИн записал его память? Это уже ближе к биоинженерии, что ли. Когда я не понимаю что-то, связанное с инженерным устройством, я чувствую себя очень плохим инженером. Мне нужно учиться дальше.
Дальше? Какое еще дальше? Я не смогу вечно убегать и прятаться. Я ценен. Мы все ценны. Нас ищут, чтобы присвоить эту ценность или сделать так, чтобы ее не присвоил кто-то другой. Хорошо. Допустим, мы разобрались, кто и зачем. Пусть даже мы разобрались с этим кем-то и больше нас не потревожат. Но я преступник. Да ладно уж, чего церемониться. Я подлый убийца и предатель, скользкая холодная тварь, и кто меня оправдает? И кому я позволю себя оправдать?
Хорошо думать о том, что я защищал эту ценность, что мне пришлось так поступить, что мои товарищи стали врагами, и я устранил противников, а не... в общем, хорошо бы это было так.

"Не может быть, чтобы то единство знаний, чувства, желания и волю которого ты называешь собой, возникло бы недавно в определенный момент времени из ничего."
Когда Дэвид с Уоллесом приехали, я лег спать, и вот что я видел во сне: мой дом, внутренний дворик, мы с отцом играем в голографические шахматы. Мне совсем немного лет - ну не больше двенадцати. К отцу приходит человек в белой хламиде и дарит ему книгу. Отец кланяется ему, кладет ее на шахматный стол и уходит, потому что его кто-то позвал, а я открываю книгу, чтобы посмотреть. Она тяжелая, красивая, а на форзаце написано: "Не может быть, чтобы то единство знаний, чувства, желания и волю которого ты называешь собой, возникло бы недавно в определенный момент времени из ничего" и еще дальше в том же духе. Потом подпись. И все.
Смотрю на сферу с укором. Это - полезный сон? Но чем-то меня зацепило. Нарисовал по памяти хламиду, спросил у Дэвида, не одеваются ли так в Восточной Империи. Он сказал, что нет. Скинул на корабль - никто не видал. Ладно уж... Теперь спят Дэвид и Уоллес.

Ох, сдается мне, опять Третьяковский заходил. Правда, я почему-то вырубился, а потом мне было очень так себе. Сердце там, дыхалка. Перед этим, кажется, решили разрешить Вороне потрогать сферу.
Короче, у нас у всех есть части какого-то ключа - видно, от запертой двери на корабле. Еще Третьяковский попросил нас всех собраться, так что часов через пять Лан Мей перегонит нашу малышку поближе к башне. Пока есть время, посплю-ка еще.

Ага, капсула изнутри, вспышки выстрелов и лицо Третьяковского. Все полезнее и полезнее.
Зато Уоллес узнал эту хламиду из моего сна. Какое-то крутое философское течение. Ни за что бы не подумал, что папе это может быть интересно.
Ворона совсем плох. Дэвид вытащил его наружу, я вызвался с ним посидеть. Аппаратуру свою собрал - все показатели уже есть, и даже в динамике.

Мы открыли дверь. Как это было: Лан Мей попросил нас подняться на борт, Эри просканировала нас и выяснилось, что у всех в крови есть примесь, которая посылает слабый радиосигнал. Кроме Уоллеса, Вороны и Йоссариана. И да, у Герберта тоже. Панель у замка наводит на мысль, что ее нужно касаться одной рукой, возможно, по очереди. Комбинаций море, но Арти предложил начать в том порядке, в котором мы просыпались. Молодчина. Герберта притащили из медотсека, произвели все необходимые действия - и эта чертова дверь наконец-то приоткрылась.
Это оказалась небольшая комната с кучей кофров. Похоже на просто тайное хранилище, но все кофры были пустые, за исключением того, в котором лежала новенькая, чистая, отключенная Т-сфера.
В общем, я ею занимаюсь. Ай да Третьяковский!
Электронный ключ Герберта решили переписать на Уоллеса. Ребята говорят о нем как о трупе, и когда я стал укорять их в этом, мне открыли глаза: он мертв, совсем мертв, его мозг мертв. В общем, he is no more. Тю, говорю я небрежно, на кой черт мы тогда его в капсулу совали? А сердце так медленно, мощно стучит. Ну я и дурак, что надеялся на нейрохирургию. Герберт. До встречи, дружище. Незнакомый, забытый соратник, символ того, что я хочу защитить: Часть Команды.

Лазили в башню всей компанией. Третьяковский нас к тому моменту уже ждал. Народ быстро сориентировался, спрашивал по делу и достаточно планомерно. Правда, кэп часто сбивался на сарказм, отвечал вопросом на вопрос и вообще был не по-военному неточен. Кстати, когда он прибыл в Академию, он уже не был офицером Консулата, а был кем-то вроде наемника. И прибыл он как раз выяснять, что за ////////// происходит в Академии.
На пятом курсе, по его словам, он забирал нас не из горящей Академии. Ее вообще никто не поджигал и не атаковал. Он забрал всех нас вместе с Вороной из медцентра. Вот так история. Значит, всего этого не было. Значит, другие наши сны тоже можно поставить под вопрос. Значит... мы снова ничего не знаем? Либо Третьяковский лжет нам.
После того, как он нас забрал, он развез нас в разные части космоса собирать информацию. Потом кто-то из межгалактической элиты (не родич ли принцев?) надавил, и Академию прикрыли. Потом он оказался на Эпсилоне, где должен был встретиться с нами, но не успел. Я как-то на автомате пытаюсь анализировать данные, но мозг быстро перегревается. Да и невозможно же в такой толпе. Впрочем, выцепил краем уха "Возможно, ваши семьи были как-то связаны", и завис на этом. Возможно, возможно. Есть пара идей.
В общем, суть в чем. Мы наконец-то выяснили, к кому можно обратиться с настоящими физиономиями, чтобы нас не сцапали. Это имперский комендант, у которого работал Лан Мей. Бармен Ро из "Черной Луны", мать его так. И капитан Грешнов, которого можно искать либо на планете Академии, либо через бармена. Так и так надо на черный рынок. Лан Мей хочет к коменданту, но все остальные на удивление единодушны, и мы выбираем астероид. Арти рисует маскировку под грузовой корабль, чтобы не порадовать Барона внезапным визитом корабля класса "Фантом".
Напоследок Третьяковский в качестве полуэлектронной формы жизни сканирует орбиту. Истребители присутствуют, но мы можем подняться с другой стороны планеты и прыгнуть раньше, чем они сориентируются.
Мы передаем шаману иссушенное тело Герберта, из которого выкачали всю кровь, чтобы выделить ключ. Черт знает, что они с ним сделают. Да и неважно. До свидания.
Ворона тоже остается на планете. Шутит, что будет общаться с "богом"-Третьяковским в качестве местного жреца. Думаю о парнишке с молниями в шаттле. Думаю о Герберте. "Удачи тебе, Ворона! - говорю. - Увидимся еще."
Я заглядываю на мостик, чтобы проконтролировать открытие пв-тоннеля. Убедившись, что автоматика исправна, ухожу к себе. Давненько я не мылся.

Опа. Выскочил из душа, даже не смыв мыло - Лан Мей передал по рации, что корабль хотят досмотреть погранцы Восточной Империи. Маскировка, фальшивые имена, ну и спрятать все непотребное надо, а именно - Йоси, Фэй, Эри с ее фейсом кадрового офицера Консулата и Т-сферу. Спрятали за нашу суперсекретную дверь. Потом вернулся к себе, даже не пошел провожать их офицера в свою инженерку. Как-то мне не по себе.

Ах ты ж //////////// //// //////////, поголовье принцев на корабле возросло! На этот раз расшаркивались с Уоллесом, извинялись за эдакий конфуз многоэтажно. Похоже, это ребята того имперского коменданта, у которого служил Лан Мей. Наш умница кэп, конечно, не упустил возможности извлечь пользу из обстоятельств. После еще одного досмотра (где на нас смотрели как-то странно-снисходительно) имперский шаттл увез всех трех принцев на планету, а мы с Рене, Арти и не слишком дееспособными членами экипажа остались в нашей расчудесной республике, почесывая в затылке и, чего греха таить, расслабляясь. Местные войска к нам больше не лезут, истребители, которые были на хвосте, патруль снес одним залпом (мне нужно шампанское, чтобы открывать его в таких случаях), Дэвид не мозолит глаза (хотя, если честно, после низложения он вполне себе вменяемый товарищ), а Лан Мей точно все разрулит там, на планете. И жизнь налаживается, только бы не сглазить.

@темы: творчество